15.02.2023

Почему я люблю весну?

цветы

Как прекрасно бывает весной где-нибудь в поле, лесу, на озере! Всё в буйном цветении жизни. Нежным зеленым ковром покрываются поля, пустыри, леса. В низинах, возле озера, шумит старый камыш, а сквозь него пробивается ярко-зелеными стрелами новый, молодой. В небе высокой трелью заливается жаворонок. Такую песню необыкновенной чистоты можно услышать только весной. Стремительно пролетают утки. Сколько жизни в их полете, сколько радости! Вперёд, вперёд, скорей на родину, в Сибирь, на те просторы, где они родились, где испокон веков выводилось утиное племя. Набираясь сил, улетали они в южные края, прячась от холодных сибирских метелей, но, как только начиналась весна, возвращалось на облюбованные места.

Пьянит, дурманит весенний воздух, куда бы ни посмотрел, к чему бы ни притронулся – от всего исходит неповторимый аромат. Даже весенняя сырость и та пахнет по-особенному. А какое весной необозримое, прозрачное небо!

Весенний говор, шум деревьев. Такого не услышишь в другое время года. Набухшие почки вот-вот лопнут, рванёт, дернет ветки влажный порывистый ветер, полетит с набравших полную силу деревьев шелуха, и на свет появятся маленькие, сверкающие зеленью липкие листики.

Радостно переговариваются птицы. В густых кустарниках первыми встречают рассвет чёрные дрозды, вслед за ними немудрёным чириканьем приветствуют утро неугомонные воробьи. Сколько в них птичьего беспокойства: то вспорхнут на дерево, то вновь спустятся на землю, а сами ни на минуту не умолкают. Включаются в общий гомон и другие птицы – и летит по просторам сладостная песня зарождающегося весеннего дня. И так испокон веков.

Трепетно, порой сам того не ведая, ждет весну человек. Задолго до появления первых оттепелей он чувствует её по запаху, по легкому дуновению ветерка. Весна никого не оставляет безучастным.

На зеленых лугах, пригорках, на высоком берегу реки, покрытом зеленым ковром, большими группами собирается вечером молодёжь. Слышатся смех, песни, веселый разговор.

Невозможно весной усидеть дома, трудно не отправиться куда-нибудь в поле, посмотреть, как птицы летают, как гуляет ветер, колышет старые сухие травы, полюбоваться на зеленые холмы, покрытые мелкой, как щёточка, травкой.

Спешит из города машина, подпрыгивает, покачиваясь из стороны в сторону по весенним, ещё не укатанным дорогам. И кажется, что не только люди, но и этот железный труженик радуется предвкушаемой встрече с природой. Вот и заветная стоянка. Все засуетились, все заняты. Кто-то разбивает палатку, расстилает брезент, бумагу, чистые полотенца, и каждый щедро выкладывает на этот полевой стол из своих рюкзаков всё, что прихвачено из дома. Пока собирали стол, успел разгореться костер, потянуло дымком: с заходом солнца сильнее запахло камышом, осокой вперемешку со свежим воздухом. Смех, прибаутки, подначивания. И каких только не услышишь во время такого ужина историй, небылиц, рассказов! Горит костер, пляшут жёлтые языки пламени, темной пеленой надвигается ночь.

Всё ярче горит костер, нагорели угли, дышат жаром. Прошла первая шумная радость встречи с природой, посмеялись, пошутили, и постепенно утомленная компания разбивается на группы и начинается тихая, задушевная беседа. А кто-то погружается в свои, только ему известные думы. Смотрит человек в глубину темной ночи или на яркий огонь, и охватывает его особое чувство, совершается таинство, пришедшее из неизвестности, из прошлого. Весной звуки особые, далеко слышимые. Любой из них, даже легкое щебетание, даже полет мухи, отчетливо слышен.

Угасает костер, покрывается темным нагаром, сквозь который пробиваются желтые трещины еще пылающих углей. Кто-то идет на берег посмотреть рыболовов, кто-то готовится к ночлегу. На озере, особенно возле камышей, слышны всплески больших рыб, под берегом звучно ныряет ондатра; тоскующе попискивает камышовая курочка, надсадно, как будто бы вот-вот поперхнется, подает свой голос лысуха, плачет выпь; налетает ветер, шумит камышами. Но вот ночь все больше вступает в свои права. Изредка на противоположном берегу озера раздаются голоса рыбаков. Негромко плещется рыба, перестала куковать кукушка, угомонились другие птицы. Среди ночи где-то за камышами опустилась стая журавлей. Птицы немного пошумели, поговорили между собой и тоже успокоились. В зеркально чистой поверхности воды купается ночное небо с яркими крупными звёздами. Большая Медведица опустила ковш в воду и, кажется, черпает и черпает черную густоту. По темной глади воды постепенно расползается ровная молочная дымка. Это дыхание земли, самой природы.

Скорей бы увидеть рассвет, раннее утро. Ведь все самое прекрасное, необыкновенное, облитое свежестью зари, обласканное первыми лучами солнца, рождается утром, на самом переломе между ночью и рассветом. И длится это таинственное волшебное видение какой-то миг – вроде бы все ещё спит, погрузившись в крепкий предутренний сон, и в то же время чутко прислушивается к наступающему рассвету нового дня – каким он будет?

Все быстрее розовеет горизонт, чаще всплёскивает рыба: выпрыгнет, заблестит серебром и вновь плюхнется в воду. Просыпаются птицы. И вот золотом пожара брызжут первые лучи солнца, ярким светом охватывают верхушки деревьев, разливаются по траве, лугам. Начинается новый день.

Н. Лопарев
“Охота и охотничье хозяйство № 5 – 1982 г.”